Главная | История факультета | Исторический факультет АлтГУ. 1973–2013. Барнаул, 2013 (pdf)

1.4 Не дай вам бог жить в эпоху перемен…

В 1985 г. началась перестройка, а с ней и полная смена концепции и учебных планов. В начале 1990-х гг. был продекларирован переход на систему бакалавр – магистр, и начались долгие и нудные согласования новых учебных планов. Между тем в действие были введены образовательные госстандарты сначала первого, а затем второго поколения. Наконец, уже в нынешнем веке начался реальный переход с пятилетних специальностей на 4–6-летние направления. Россия подписала соглашение о переходе на болонскую систему (кто сегодня об этом помнит?). Началась работа по образовательным стандартам третьего поколения. Финиш? Нет, скорее старт, потому что новые стандарты коренным образом перестроят всю систему образования, заставят студентов учиться, а преподавателей учить по-новому, по крайней мере, на это хочется надеяться.

Переход сопровождается существованием и постоянной поддержкой (в основном старшим поколением преподавателей) нескольких мифов, главным из которых является утверждение о том, что наша система высшего образования – лучшая в мире. Этот миф легко опровергается многочисленными международными рейтингами высших учебных заведений, где наши лучшие вузы иногда с трудом входят в первую сотню. Говорить о несправедливости этих рейтингов в корне неправильно, они объективны и довольно точно отражают сегодняшнее состояние. Достаточно побывать один раз за границей и посмотреть на любой вуз. Прежде всего, бросается в глаза, конечно, материальное и информационное обеспечение учебного процесса. Но это можно исправить, пусть и постепенно. Дело, на мой взгляд, в другом.

Наша система образования, в том числе и высшего, возникла не в вакууме. Она тесно связано с политикой, экономикой, другими сферами жизни. Я же хочу подчеркнуть информационный аспект. Советское высшее, да и среднее образование отнюдь не было плохим. Но складывалось его модель в условиях доинформатизационной, докомпьютерной эпохи. При этом лекция преподавателя была полноценным, а подчас и главным источником информации. Остальное давала библиотека. Учитывая довольно сильные административно-командные тенденции в отечественной средней и высшей школе 50-70-хгг. прошлого века, школьники и студенты работали очень много, при этом основным (хотя, конечно, далеко не единственным) стимулом для многих была боязнь плохо учиться. И это давало свой результат. Я, конечно, упрощаю, но что было, то было.

С течением времени и развитием каналов информации западное образование быстро перестраивалось, а наше, которое продолжало существовать в старом виде в 1980-е, да и в 1990-е гг., не учитывало новых тенденций. Преподаватели начали жаловаться, что мало часов отводится на аудиторные занятия, студенты хуже слушают лекции и т.д. И это действительно было так, но причины коренились не только в глобальных социально-экономических и политических изменениях, проходивших в нашей стране, но и в том, что источников информации стало гораздо больше. В образование активно внедрялись информационные технологии, в информационно развитых странах это привело к индивидуализации обучения, диверсификации его форм и пр. А мы продолжали работать по старинке, правда, сообщая в ежегодных отчетах о применении методов малых групп, дискуссий, чего-то еще, но с каждым годом отставание от передовых в образовательном (и научном) отношении стран все увеличивалось и увеличивалось. В конце концов мы пришли к тому, к чему пришли.