Главная | История института | Исторический факультет АлтГУ. 1973–2013. Барнаул, 2013 (pdf)

1.3 ИФ в годы перестройки (1985–1991 гг.)

Н.П. Паршукова

«Чтобы ты жил в эпоху перемен»

Лао Цзы

Середина и вторая половина 1980-х гг. для Советского Союза были ознаменованы коренными политическими, экономическими и социальными переменами. Эпоха, которая вошла в историю как «перестройка», началась сверху под лозунгами совершенствования и обновления советской модели социализма, и в первые годы каких-либо радикальных шагов сделано не было, внешне все сохранялось по-старому.

Высшее историческое образование продолжало быть неотъемлемой частью советской общественно- политической системы, которая определяла его цели, ставила задачи, задавала содержание исторических курсов. Исторические факультеты были «идеологическими факторами», ведущими подготовку специалистов, способных воспитывать подрастающее поколение в коммунистическом духе и организовывать массы на решение поставленных партией и правительством задач.

Совет ИФ, партия, комсомол, профбюро регулярно обсуждали и принимали решения по вопросам организации учебно-воспитательного процесса, научно-исследовательской деятельности преподавателей и студентов, учебной дисциплины, издания научной и методологической литературы, политико-воспитательной и культурно-массовой работы, роли кураторов в группах и общежитий, итогов практик, ГЭК, защиты дипломов, доезда выпускников и другое.

Коллектив факультета, как и все подразделения университета, ежегодно принимал социальные обязательства и подводил итоги их выполнения, планировал мероприятия к очередной юбилейной дате, праздничным демонстрациям 7 ноября и 1 мая, обязательно «руководствуясь» и «исходя» из решений последнего партийного пленума или съезда, являвшихся безусловным нормативным актом.

Знаковым событием начала перестройки стала подготовка к 27 съезду КПСС под лозунгом «27-у съезду – наш труд, таланты и сердца». Выступая на митинге в честь его открытия, А. П. Бородавкин сказал о том, что в докладе М. С. Горбачева «отмечены не только успехи в развитии нашей страны, но с гражданским мужеством указаны недостатки… Дело чести преподавателей университета приобщать студентов с первого курса к научно-исследовательской работе, воспитывать в них будущих ученых». А уже в 1989 г. председатель ГЭК В.А. Кованов, заведующий кафедрой истории КПСС Алтайского политехнического института, в отчете как положительный факт отмечал актуализацию тематики дипломных работ, в которых «получили отражение идеи, выдвинутые в процессе обсуждения предсъездовских документов и решений XXVII съезда КПСС », актуальными были названы так же темы, посвященные 50-летию Алтайского края и интернациональной помощи СССР «дружественному афганскому народу».

Но старые советские формы работы всё больше и больше наполнялись новым содержанием. Перестройка набирала обороты, не обойдя стороной и высшую школу. В 1987 г. появляются «Основные направления перестройки высшего и среднего специального образования в стране», «Координационный план НИР по комплексным проблемам высшего и среднего специального образования на 1987–1990 гг.» и другие сопутствующие им партийно-советские постановления по высшей школе, в которых подчеркивалось, что системе образования необходимы коренные изменения, развитие инициативы и творческого начала в образовательной деятельности. Перестройка высшей школы понималась как децентрализация, демократизация и гуманизация. Значительное место отводилось модернизации и совершенствованию материально- технической базы, расширялась финансовая и организационная самостоятельность вузов, ослаблялся политический контроль, вводилась выборность руководителей, был создан Государственный комитет по высшему образованию. Фактически была сформирована новая идеология высшего образования, которая и определила вектор работы коллектива преподавателей, сотрудников и студентов исторического факультета в 80-е перестроечные.

В 1985 г. в составе факультета были кафедры дореволюционной отечественной истории (А.П. Бородавкин, с 1989г. – В.А. Скубневский), истории советского общества (А.А. Храмков, с 1989 г. – В.Н. Разгон), всеобщей истории (А.В. Глушков), внебюджетная лаборатория археологии, этнографии и истории Алтая (Ю.Ф. Кирюшин), и был открыт музей археологии и этнографии Алтая, директором которого стал Г.Л. Нехвидавичюс , выпускник ИФ. В 1988 г. была открыта кафедра археологии, этнографии и источниковедения (Ю.Ф.Кирюшин).

Постоянно росла как численность преподавательского состава, так и «остепененность». Докторскую диссертацию успешно защитили Ю.Ф.Кирюшин (1987 г.), В. П. Глушанин (1991 г.). Кандидатские диссертации – Н.А.Яковлева (1985 г.) А.И. Седельников (1986 г.), Т.Н. Соболева (1987 г.), А.Л. Кунгуров (1988 г.), А.Б. Шамшин, Г.И. Курныкина (1989 г.), Е.В.Демчик (1990 г.).

Все более заметную роль на факультете играли его выпускники: О.А.Аршинцева, В.Н. Владимиров, Г.И. Курныкина, С.В. Цыб, А.Б. Шамшин, Н.Я. Яковлева, Ю.Г. Чернышев, Е.П. Глушанин, О.Ю. Курныкин, Е.В.Демчик, А.Л. Кунгуров, И.А. Якимова. Творческий научный поиск, свобода суждений, энергичность молодого поколения уравновешивалась жизненным и преподавательским опытом, научным авторитетом старейшин факультета. Весь преподавательский коллектив объединяло доброжелательное отношение к коллегам и студентам, при всех возникавших подчас конфликтных ситуациях, в конечном итоге, побеждали, традиции демократизма, заложенные отцами факультета, представителями томской школы: А.П. Бородавкиным, М.И. Казанцевым, А.А. Храмковым и, конечно же, совестью коллектива все годы был А.В. Шестаков, воспитывавший студентов собственным примером бескорыстного служения делу.

Очень высок был научный потенциал преподавателей и сотрудников факультета. В 1980-е годы были подготовлены и опубликованы «Очерки истории Алтайского края», многочисленные научные сборники («Города Алтая»), монографии и учебные пособия.

Повышение качества подготовки специалистов, улучшение организации учебно-воспитательного процесса, научно-исследовательской работы студентов всегда были на факультете главными задачами. На заседаниях кафедр обсуждались вопросы текущей успеваемости, итогов сессии, «прорабатывались» двоечники и прогульщики, партийное бюро рассматривало результаты успеваемости студентов – коммунистов. По абсолютной и качественной успеваемости исторический факультет занимал одно из первых мест в университете. Так, в газете «За науку» была напечатана информация замдекана В.Н. Владимирова о результатах зимней экзаменационной сессии 1985–1986 учебных годов: успеваемость составила 99%, качественная – 58%, отличники – А. Бетмакаев, Е. Волобуева, С. Ушакин, Е.Клевцова и другие. В этом же номере в статье «На новые рубежи» А.И.Галочкина, проректора по научной работе, отмечался положительный опыт ИФ в организации научно-производственных отрядов, которые в период летних каникул продолжали НИР, выполнявшуюся в течении учебного года на кафедре. Первым таким отрядам были «Археолог» (В. Тарасенко, А.Тишкин, В. Семибратов), педотряд «Оптимист» (Е. Храмцова).

Единство учебного и научного процесса обеспечивалось участием студентов в различных формах НИРС, главным образом, в спецсеминарах. Многие годы на факультете под руководством энтузиаста кружковой работы Н.С.Гаврилова, участника ВОВ, действовал кружок «Западная Сибирь в годы ВОВ». Традиционными были апрельские студенческие научные конференции, лучшие из докладов направлялись на всесоюзный конкурс, рекомендовались публикации в научных изданиях. Куратор НСО ИФ, Ю.Г.Чернышев, не только резко критиковал «организацию НИРС» на страницах газеты «За науку», но много сделал, чтобы ее оживить и улучшить.

Несмотря на постоянные жалобы на плохое финансирование, недостаток материальных возможностей заниматься научной работой, в советское время вплоть до начала 90-х гг. существовала вполне эффективная система научных стажировок, ФПК и ИПК преподавателей, преддипломной практики студентов, когда появлялась возможность работать в центральных госархивах, библиотеках, музеях, слушать лекции известных ученых- историков Москвы, Ленинграда, Томска, Новосибирска. Но не только учеба и наука волновали умы студентов, их общественная активность всегда была выше, чем у других групп молодежи. Участие в стройотрядах, отрядах правопорядка, сельхозработах, строительстве корпусов университета, командах КВН, студенческой самодеятельности, было неотъемлемой частью студенческой жизни. Строй отряд «Скиф» и в 1980-е гг. оставался одним из лучших университетских и краевых отрядов (командиры О. Палагин, М. Комиссаров). В зимние каникулы бойцы «Скифа» высаживали «снежные десанты» в районах края (Третьяковский, Змеиногорский и. другие), выступали с лекциями, концертами в школах, клубах, животноводческих фермах, собирали подписи в защиту мира, проверяя свои силы и знания в общении с людьми. Все организационные вопросы наши студента решали самостоятельно, добиваясь самостоятельно решать и все финансовые вопросы ССО. Одним из самых популярных самодеятельных коллективов был студенческий театр миниатюр «Антилопа ГНУ».

Демократизация высшего образования привела к значительным изменениям учебно-воспитательного процесса: было разрешено свободное посещение лекций, переклички и количество пропусков по уважительной и неуважительной причинам как одна из форм отчетности фактически ушли в прошлое, недельная учебная нагрузка не должна была превышать 28–30 часов на младших и 24–26 часов на старших курсах и одновременно увеличилась самостоятельная работа студентов, для активизации которой разрабатывались формы и графики текущего контроля знаний.

В «Основных направлениях перестройки высшего и среднего специального образования в стране » впервые официально был использован термин «студенческое самоуправление» (ССУ). При этом под ССУ понималась инициатива и «…самодеятельность коллектива учащихся, комсомольской и профсоюзной организации вузов в решении всех вопросов студенческой жизни». Участие студентов в управлении вузов и факультетов расширялось и углублялось: 25% членов советов всех уровней в обязательном порядке составляли студенты, комсоргам, старостам и профоргам было разрешено присутствовать на экзаменах и зачетах, принимать участие в распределении, студенческий актив мог высказывать администрации мотивированное мнение по вопросам поощрения и наказания, отчисления и восстановления, начались опросы «преподаватель глазами студента», развивалось так же студенческое самоуправление и в общежитиях.

В студенческие аудитории ворвался ветер перемен. Однажды рекреации третьего этажа появилась «Стена гласности», на которой «узники замка ИФ» высказывали свою точку зрения, смело критиковали все и всех, размещали собственные призывы и плакаты. По мнению многих преподавателей и представителей администрации АГУ демократизация на истфаке «зашкаливала», но окрика «держать» и «не пущать» со стороны деканата и партбюро не последовало, и, переболев «детской болезнью «левизны», студенты вносили конкретные предложения по улучшению качества преподавания, организации учебного процесса, и НИРС, правда, не со всеми из них можно было уже согласиться, но это был уже конструктивный диалог, позволяющий преподавателям взглянуть на проблемы глазами студентов, а студентам попробовать услышать не только собственное мнение.

Более того, в деканате родилась идея о необходимости общего веселого праздника, который объединил бы всех истфаковцев, таким праздником стал «День историка». На сцене в равной степени были представлены и доценты, «одержавшие победу», и студенты «стяжавшие славу быть непобедимыми». Преподавательское шоу в «День историка–88» – одно из запомнившихся – «Похороны УВП (учебно-воспитательного процесса)», бурными аплодисментами провожали профессора В.А. Скубневского, темпераментно исполнившего зажигательный рок-н-ролл.

Ответом «Стене гласности » стала «Стена деканата», на которой размещались приказы и объявления, а их содержание показало, что и «преподы чувствовать умеют». Но и образы доцентов и профессоров на сцене свидетельствовали о любви студентов к прототипам. Летопись ИФ – «Книга рекордов СКУБиннеса – сегодня может служить юмористическим, историческим источником для реконструкции атмосферы факультета (см в Приложении).

Одним из слагаемых реформирования высшей школы должна была согласно Постановлению ЦК КППС и Совета Министров СССР (1984 г.) стать информатизация и компьютеризация учебного процесса. Хотя компьютеров не было, но соответствующие планы работы деканы факультетов должны были предоставить. Лишь в декабре 1990 г. В. Н. Владимиров на заседании Совета ИФ сообщил о начале создания компьютерного класса на базе кафедре археологии, этнографии и источниковедения: «На факультете – одна машина, ещё одну получим до конца года. Планируем купить ещё 2–3 машины». Так компьютеризация начиналась, а сегодня профессор Владимиров является одним из лидеров исторической информатики в России.

Реформа высшего исторического образования не могла быть ограниченна лишь новыми демократическими формами, она неизбежно ставила вопрос о его содержании. Концептуальное переосмысление прошлого было важной составляющей перестройки. Вторая половина 1980-х гг. – рубеж 1980–1990-х гг. – время бурного всплеска интереса широких масс к истории. Население страны буквально переживало исторический «бум». В центре внимания ученых и журналистов оказались «белые пятна» отечественной истории: это проблемы, ранее исключенные из исследований, новые ракурсы старых тем. Многие тогда оценивали положение в исторической науке как кризисное. Литература и публикации делали массовым знания о событиях прошлого, но в то же время множили количество ошибок, воспроизводили старые и множили новые мифы.

Прорабом перестройки исторической науки стал ректор Историко-архивного института (а потом основанного им РГГУ), профессор Ю.Н. Афанасьев, утверждавший её «застойность». Однако далеко не все историки были готовы отказаться от своих убеждений, полностью отрешиться от методологии марксизма-ленинизма. Исторические дискуссии оказывали глубокое влияние на сознание студенческой молодежи. Резко падал интерес к общественным наукам. Студенты ИФ предлагали если не исключить из учебного плана, то соединить курсы истории КПСС, политэкономического социализма и капитализма с курсами отечественной и всеобщей истории.

Несомненной заслугой преподавательского коллектива был диалог со студентами. В группах активно обсуждалась тема «Взгляд в прошлое историка и писателя», газета «За науку» в рубрике «?» печатала статьи В.А.Рыжкова, К.В. Русакова, признавалось необходимым дискутирование на семинарских занятиях по наиболее актуальным проблемам. В условиях, когда по существу начиналась новая политизация истории, возросло давление общественного мнения, преподаватели факультета избежали суеты и торопливости оценок, конъюнктурности, продолжая сохранять и развивать то ценное, что было создано ранее.

Если начало перестройки было временем надежд и частичной реализации демократических преобразований, направленных на то, что бы привести советскую высшую школу в соответствие с международными стандартами, то рубеж 1980–1990-х г.г. был отмечен нарастанием кризисных явлений и ухудшением положения во всех сферах, включая университеты: обозначилась тенденция к снижению уровня оплаты преподавательского труда, сбои финансирования, нехватка средств на укрепление материально-технической базы. Высшей школе пришлось испытать на себе декларативный характер программ реформ, изменчивость политической и социально-экономической ситуации, и проблемы высшей школы не только не были преодолены, а, напротив, ещё больше обострились, то есть, сложилось положение, к которому как нельзя лучше подходила крылатая фраза В. С. Черномырдина: «Хотели как лучше, получилось как всегда». Но созидательная работа профессорско-преподавательского и студенческого коллективов продолжалась и в наступившие тяжелые времена: разрабатывались новые лекционные курсы, внедрялись активные методы и формы обучения, публиковались новые научные сборники и монограммы, защищались диссертации, совершенствовалась научно-исследовательская работа студентов, искались новые пути финансирования. История истфака не закончилась, впереди были «лихие 90-е».