Главная | История факультета | Исторический факультет АлтГУ. 1973–2013. Барнаул, 2013 (pdf)

1.3 ИФ в годы перестройки (1985–1991 гг.)

Более того, в деканате родилась идея о необходимости общего веселого праздника, который объединил бы всех истфаковцев, таким праздником стал «День историка». На сцене в равной степени были представлены и доценты, «одержавшие победу», и студенты «стяжавшие славу быть непобедимыми». Преподавательское шоу в «День историка–88» – одно из запомнившихся – «Похороны УВП (учебно-воспитательного процесса)», бурными аплодисментами провожали профессора В.А. Скубневского, темпераментно исполнившего зажигательный рок-н-ролл.

Ответом «Стене гласности » стала «Стена деканата», на которой размещались приказы и объявления, а их содержание показало, что и «преподы чувствовать умеют». Но и образы доцентов и профессоров на сцене свидетельствовали о любви студентов к прототипам. Летопись ИФ – «Книга рекордов СКУБиннеса – сегодня может служить юмористическим, историческим источником для реконструкции атмосферы факультета (см в Приложении).

Одним из слагаемых реформирования высшей школы должна была согласно Постановлению ЦК КППС и Совета Министров СССР (1984 г.) стать информатизация и компьютеризация учебного процесса. Хотя компьютеров не было, но соответствующие планы работы деканы факультетов должны были предоставить. Лишь в декабре 1990 г. В. Н. Владимиров на заседании Совета ИФ сообщил о начале создания компьютерного класса на базе кафедре археологии, этнографии и источниковедения: «На факультете – одна машина, ещё одну получим до конца года. Планируем купить ещё 2–3 машины». Так компьютеризация начиналась, а сегодня профессор Владимиров является одним из лидеров исторической информатики в России.

Реформа высшего исторического образования не могла быть ограниченна лишь новыми демократическими формами, она неизбежно ставила вопрос о его содержании. Концептуальное переосмысление прошлого было важной составляющей перестройки. Вторая половина 1980-х гг. – рубеж 1980–1990-х гг. – время бурного всплеска интереса широких масс к истории. Население страны буквально переживало исторический «бум». В центре внимания ученых и журналистов оказались «белые пятна» отечественной истории: это проблемы, ранее исключенные из исследований, новые ракурсы старых тем. Многие тогда оценивали положение в исторической науке как кризисное. Литература и публикации делали массовым знания о событиях прошлого, но в то же время множили количество ошибок, воспроизводили старые и множили новые мифы.

Прорабом перестройки исторической науки стал ректор Историко-архивного института (а потом основанного им РГГУ), профессор Ю.Н. Афанасьев, утверждавший её «застойность». Однако далеко не все историки были готовы отказаться от своих убеждений, полностью отрешиться от методологии марксизма-ленинизма. Исторические дискуссии оказывали глубокое влияние на сознание студенческой молодежи. Резко падал интерес к общественным наукам. Студенты ИФ предлагали если не исключить из учебного плана, то соединить курсы истории КПСС, политэкономического социализма и капитализма с курсами отечественной и всеобщей истории.

Несомненной заслугой преподавательского коллектива был диалог со студентами. В группах активно обсуждалась тема «Взгляд в прошлое историка и писателя», газета «За науку» в рубрике «?» печатала статьи В.А.Рыжкова, К.В. Русакова, признавалось необходимым дискутирование на семинарских занятиях по наиболее актуальным проблемам. В условиях, когда по существу начиналась новая политизация истории, возросло давление общественного мнения, преподаватели факультета избежали суеты и торопливости оценок, конъюнктурности, продолжая сохранять и развивать то ценное, что было создано ранее.