Гранты и программы | Публикации | Конференции, семинары, школы | НИТ в образовании



В.Н.Владимиров, Н.Ф.Степанова

Исследование Афанасьевского погребального обряда
методом автоматической классификации

Изучение афанасьевской культуры Горного Алтая продолжается более 100 лет, к настоящему времени выявлено около 70 памятников. Отмечая самобытность культуры и ее пришлый характер, исследователи во многом расходятся в определении ее истоков и исторических судеб, хронологии и периодизации. С накоплением нового материала одной из наиболее важных проблем становится проблема относительной хронологии культуры. Выделение двух хронологических групп - ранней и поздней - практически никем не оспаривается, хотя одни и те же могильники у разных исследователей попадают то в раннюю, то в позднюю группу [1; 2; 3; 4; 5; 6; 7;].

Особый интерес представляет наличие нескольких видов надмогильных сооружений, среди которых наиболее распространены два - кольца из вертикально поставленных плит (кромлехи) и кольца из горизонтально положенных камней и плит (ограды-стенки) [7,с.50-53; 8,с.57; 9,с.30-32]. Возникает вопрос о соотношении указанных традиций с остальными элементами погребального обряда, непосредственно связанными с положением умершего и возможном объяснении этих традиций. Большой интерес вызывает и возможность использования математических методов и компьютера в процессе работы с формализованным археологическим материалом, в частности, применение методов автоматической классификации. Эти вопросы и составили предмет исследования авторов, результаты которого изложены в ряде публикаций [10; 11], в том числе и в настоящей статье.

Мы отказались от попытки сравнивать могильники в целом. Прежде всего это связано с тем, что нет ни одного полностью раскопанного памятника, в ряде случаев исследовано 1-3 сооружения, что не позволяет составить полного представления о могильнике. Одним названием иногда обозначены фактически разные памятники (Ело-I, западная и восточная группы; Ело-Баши [9]). Разная степень изученности памятников, например, Нижний Тюмечин-I (15 оград) и Каянча (1 ограда) [8; 12] затрудняет их сравнение. Поэтому более корректным нам представляется сравнение отдельных погребений.

Из полутора сотен погребений, известных нам по публикациям и отчетам для анализа было отобрано 57. При отборе погребений мы не руководствовались какими-либо иными причинами кроме более или менее четкого и достоверного описания в источниках погребений, не допускающего каких-либо серьезных разночтений в трактовке основных элементов погребального обряда. По этой причине мы были вынуждены исключить из анализа погребения, в которых не удалось определить характер надмогильной конструкции, наличие или отсутствие перекрытия, положение и ориентацию умерших и т.д. Поскольку нет оснований сомневаться в случайности подобного отбора, нам представляется, что выводы, сделанные на отобранном нами массиве погребений, в целом верно должны отражать действительное положение вещей. Пользуясь случаем, выражаем благодарность М.Т.Абдулганееву, В.А.Посредникову, С.В.Цыбу за возможность использовать неопубликованный пока материал.

Для большинства могильников характерно какое-либо своеобразие в надмогильных конструкциях. Это затрудняет их сравнение. По-видимому, кроме оград из вертикально поставленных плит и оград из горизонтально положенных камней и плит существовали все же и насыпи, в частности, на Усть-Куюмском могильнике, м.3,13 [13,л.100-105]. Кроме того известно несколько объектов, на которых зафиксированы одновременно кольца из вертикально поставленных плит и горизонтально положенных камней и плит. Расположение колец относительно друг друга различно. Раскопано также несколько объектов, где вместо плит использованы валуны (Урмулык, п.2 [14,c.5,15]). Можно перечислить еще целый ряд отличий, но, тем не менее, на большинстве объектов, не подвергшихся значительным разрушениям, можно выделить или кольцо из вертикально поставленных плит или валунов, или кольцо из горизонтально положенных плит и камней, или насыпь. Центральные сооружения внутри оград также разнообразны, но они подразделяются на 2 вида: каменная забутовка всего внутреннего пространства, как в Нижнем Тюмечине-I о.3 [8,рис.1-3] и сооружения непосредственно над могилой, как в Нижнем Тюмечине-I о.6 [8,рис.1-6].

Всего в качестве критерия для сравнения погребений был отобран 21 признак, включавший все основные элементы погребального обряда:
1. Насыпь.
2. Кольцо из горизонтально положенных камней и плит.
3. Ограда из вертикально поставленных плит или валунов.
4. Каменная забутовка.
5. Центральное сооружение.
6. Перекрытие из каменных плит.
7. Перекрытие из дерева.
8. Отсутствие перекрытия.
9. Положение погребенного вытянуто на спине.
10. Положение погребенного скорченно на спине.
11. Положение погребенного на боку.
12. Ориентация на ЮЗ.
13. Ориентация на З.
14. Ориентация на СВ.
15. Ориентация на В.
16. Наличие охры.
17. Плоскодонная керамика.
18. Остродонная керамика.
19. Круглодонная керамика.
20. Курильница.
21. Инвентарь.

Некоторые редко встречающиеся признаки (земляная насыпь, подбой и т.п.) не учитывались, поскольку их отсутствие в слишком большом числе погребений увеличивало сходство объектов по отсутствию признаков. Признаки в приводимой ниже таблице идут по порядку, начиная с первого. Каждый признак из общего списка кодировался в зависимости от его наличия (1) или отсутствия (0) в каждом конкретном погребении.

Ело-I о.1              0,1,0,0,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,1,0,0,0,1
Ело-I о.4              0,1,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,1
Ело-I о.3              0,0,1,0,1,0,1,0,0,0,1,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0
Ело-Баши-I о.1         0,0,1,0,1,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1
Ело-Баши-I о.3         0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0
Ело-Баши-I о.6         0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,0
Ело-Баши-I о.5         0,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,1,1,1,0,0,0
Нижний Тюмечин-I о.2   0,0,1,1,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,1
Нижний Тюмечин-I о.3   0,0,1,1,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,0,0,0,1
Нижний Тюмечин-I о.6   0,0,1,0,1,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,0,1,0,0,1
Нижний Тюмечин-I о.7   0,1,0,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0
Нижний Тюмечин-I о.9   0,0,1,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1,0,0,1
Нижний Тюмечин-I о.10  0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,1,0,1,0,0
Нижний Тюмечин-I о.11  0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0
Нижний Тюмечин-I о.13  0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1,1,0,0,0,1,0,1,0,0,1
Кара-Коба-I о.1        0,1,0,0,1,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,1
Кара-Коба-I о.2        0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,1
Кара-Коба-I о.8        0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,1,0,0,0
Кара-Коба-I о.10       0,0,1,1,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1,0,0,0
Кара-Коба-I о.11       0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,0,0,1,0,0,0,0,0,0,0
Первый Межелик-I о.1   0,0,1,0,1,1,0,0,0,0,1,0,1,0,0,1,0,1,1,0,1
Первый Межелик-I о.5   0,0,1,0,1,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0
Первый Межелик-I о.12  0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,1
Первый Межелик-I о.6   0,1,1,0,0,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0
Семисарт-II о.1        0,0,1,0,1,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,0,0,0,0
Нижний Тюмечин-IV о.2  0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,0,0,0,0
Теньга-IV о.2          0,0,1,1,0,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,1,0,1,0,0
Кара-Коба о.1          0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,1,1
Урмулык-I о.2          0,1,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,0,0,0,0,0,0
Урмулык-I о.3          0,0,1,1,0,0,0,1,0,1,0,1,0,0,0,0,0,1,0,0,0
Усть-Куюм о.3          1,0,0,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0
Усть-Куюм о.5          0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0
Бойтыгем-II о.1        0,1,1,0,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,1,1,0,0,1,1,0
Бойтыгем-II о.7        0,1,1,0,0,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0,0,0,1,0,0
Бойтыгем-II о.9        0,1,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,1,0,1
Айрыдаш-I о.6          0,1,0,0,0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,0
Каракол о.1            0,1,0,0,0,1,0,0,0,0,1,0,0,0,1,1,0,1,0,0,1
Большой Толгоек о.15   0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,0,0,1,0,0
Кызык-Телань-I о.31    0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1
Кызык-Телань-I о.33    0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,0,0,1,0,0,1
Кор-Кобы-I о.1         0,1,1,0,0,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0
Кор-Кобы-I о.6         0,1,0,0,1,1,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1
Бике-II о.1            0,1,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1,1,0,1,0,0,0
Бике-II о.2            0,1,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0
Озерное-II о.1         0,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,0
Арагол-I о.1           1,0,0,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,0,1,1,0,0,0,0,0
Теньга-II о.1          0,1,0,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,1,0,1,0,0,0,0,0
Кара-Су-II о.1         1,0,0,0,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,0,1,0,0,0,0,0
Пещеркин Лог-I о.1     0,1,0,0,0,1,1,0,0,1,0,0,0,1,0,1,1,0,0,0,1
Бике-II о.10           0,1,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1,1,0,0,1,1,0
Ело-I о.2              0,0,1,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0
Первый Межелик-I о.10  0,1,1,0,0,0,0,1,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,1
Первый Межелик-I о.9   0,0,1,1,0,0,0,1,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,1,0,1
Теньга-IV о.1          0,0,1,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0,1,0,1,0,0,0
Бойтыгем-II о.11       0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,1
Бике-II о.35           0,1,0,0,1,0,0,1,0,1,0,0,0,0,1,0,0,0,0,0,0
Бике-II о.34           0,1,0,0,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,1,0,0,0,0,0

Полученная матрица дихотомических данных далее анализировалась с помощью программы QDC, осуществляющей автоматическую классификацию объектов на заданное число классов по заданным эталонам [15;16]. Авторы статьи выражают глубокую благодарность заведующему Лабораторией исторической информатики МГУ в.н.с. Л.И.Бородкину и сотрудникам этой лаборатории Е.Б.Беловой и В.В.Лазареву за возможность работать с оригинальным программным продуктом. К сожалению, рамки статьи не дают возможности привести все результаты, полученные в ходе исследования, поэтому мы остановимся только на центральном сюжете - выделении эталонных памятников.

В исследовании мы исходили из предположения, что во всем множестве афанасьевских погребений определяющими являются две традиции сооружения надмогильных конструкций - ограды из вертикально поставленных плит и ограды-стенки. В ходе работы с программой QDC было задано разделение материала на 2 класса, которые предполагались состоящими соответственно из оград-стенок и оград из вертикально поставленных плит. В качестве эталонов были выбраны типичные, на наш взгляд, погребения каждой традиции: для оград-стенок это о.4 могильника Ело-I и о.1 могильника Кара-Коба-I; для оград-кромлехов - о.2 могильника Нижний Тюмечин-I и о.2 могильника Кара-Коба-I.

Классификация показала что свыше 80% объектов в каждом из двух классов составили однотипные конструкции - ограды-стенки и ограды из вертикально поставленных плит. Основная идея дальнейшего исследования заключалась в том, чтобы используя возможности программы QDC, которая позволяет путем повышения порога принадлежности объектов к тому или иному классу выделять ядро и периферию, дойти до такого состава классов, который выражал бы обе тенденции в наиболее "чистом" виде. Иными словами, путем постепенного отсеивания менее характерных и смешанных объектов, мы постепенно приходим к двум эталонным классам афанасьевских погребений. После этого анализировалось процентное соотношение различных признаков в каждом из эталонных классов, чтобы выяснить, соотносятся ли различные тенденции в сооружении надмогильных конструкций с различным характером перекрытия могильной ямы, ориентацией и положением погребенного, набором инвентаря и т.д. Порог последовательно повышался до уровня 33%, когда степень принадлежности каждого погребения к одному из двух классов составляла не менее 67%. Принадлежность на две трети к соответствующему классу мы считаем вполне достаточной для определения того или иного объекта как эталонного.

Ограды из вертикально поставленных плитОграды-стенки
Ело-Баши-I/1Кара-Коба-I/11Ело-I/4
Ело-Баши-I/3П.Межелик-I/1Кара-Коба-I/1
Ело-Баши-I/6П.Межелик-I/5Бойтыгем-II/9
Ело-Баши-I/5П.Межелик-I/12Айрыдаш-I/6
Н.Тюмечин-I/2Семисарт-II/1Бике-II/1
Н.Тюмечин-I/3Н.Тюмечин-IV/2Бике-II/2
Н.Тюмечин-I/6Теньга-IV/2Tеньга-II/1
Н.Тюмечин-I/10К.Коба/1Бике-II/10
Н.Тюмечин-I/11Урмулык-I/3Бойтыгем-II/11
Н.Тюмечин-I/13Б.Толгоек/15Бике-I/35
Кара-Коба-I/2Озерное-II/1Бике-I/34
Кара-Коба-I/8П.Межелик-I/9
Кара-Коба-I/10Теньга-IV/1

Таких оказалось в группе оград-стенок 11, а в группе оград из вертикально поставленных плит - 26, иными словами эталонные объекты составили около 65%, т.е. примерно две трети исходной совокупности. Интересно, что эталонные ограды-стенки составляют 56% от их общего количества, а эталонные ограды из вертикально поставленных плит - 81% от всех подобных конструкций, что свидетельствует о большей монолитности второй группы по сравнению с первой. Нам представляется, что эталонные объекты каждой группы в наиболее чистом виде выражают те тенденции в развитии признаков, которые составляют основное содержание погребального обряда и отличают одну тенденцию от другой, несмотря на их безусловную и очень высокую смешанность между собой.

Анализ распределения признаков в каждой группе эталонных объектов показал, что обе группы существенно отличаются друг от друга. В таблице исключен признак "насыпь", остальные признаки соответствуют признакам со 2 по 21 (см. выше). Нули и единицы обозначают соответственно наличие или отсутствие признака, встречаемость дается в процентах по отношению ко всей эталонной группе.

     Ограды из вертикально поставленных плит   Ограды-стенки

     Признак  Значение Встречаемость   Значение  Встречаемость
   ------------------------------------------------------------
      стенка       0        100.00         1        100.00
   ------------------------------------------------------------
      верт.        1        100.00         0        100.00
   ------------------------------------------------------------
      забут.       0         73.08         0        100.00
                   1         26.92
   ------------------------------------------------------------
      центр.       0         80.77         0         27.27
                   1         19.23         1         72.73
   ------------------------------------------------------------
      плиты        0         15.38         0        100.00
                   1         84.62
   ------------------------------------------------------------
      дерево       0         92.31         0         18.18
                   1          7.69         1         81.82
   ------------------------------------------------------------
      без пер.     0         96.15         0         81.82
                   1          3.85         1         18.18
   ------------------------------------------------------------
      вытян.       0        100.00         0         90.91
                                           1          9.09
   ------------------------------------------------------------
      скорч.       0         11.54         0          9.09
                   1         88.46         1         90.91
   ------------------------------------------------------------
      бок          0         88.46         0        100.00
                   1         11.54
   ------------------------------------------------------------
      ЮЗ           0         57.69         0         90.91
                   1         42.31         1          9.09
   ------------------------------------------------------------
      З            0         53.85         0         54.55
                   1         46.15         1         45.45
   ------------------------------------------------------------
      СВ           0         88.46         0         81.82
                   1         11.54         1         18.18
   ------------------------------------------------------------
      В            0        100.00         0         72.73
                                           1         27.27
   ------------------------------------------------------------
      охра         0         30.77         0          9.09
                   1         69.23         1         90.91
   ------------------------------------------------------------
      плоск.       0         84.62         0        100.00
                   1         15.38
   ------------------------------------------------------------
      остр.        0         38.46         0         63.64
                   1         61.54         1         36.36
   ------------------------------------------------------------
      кругл.       0         76.92         0         72.73
                   1         23.08         1         27.27
   ------------------------------------------------------------
      курил.       0         96.15         0         90.91
                   1          3.85         1          9.09
   ----------------------------------------------------------
      инвент.      0         61.54         0         63.64
                   1         38.46         1         36.36

При этом ряд признаков характерен для обеих групп и представляет собой, на наш взгляд, те общие черты, которые присущи афанасьевскому погребальному обряду в целом: скорченное на спине положение костяка, ориентация преимущественно в западный сектор, окраска погребенного охрой, остродонная и круглодонная керамика, а также наличие примерно в трети случаев другого сопроводительного инвентаря. Вместе с тем ряд признаков является характерным для одной группы, отсутствуя или будучи слабо представленным в другой. Для первой группы это ограды-стенки, центральное сооружение в ограде, перекрытие могильной ямы из дерева. Для второй - ограды из вертикально поставленных плит и перекрытие могилы из каменных плит. Кроме того в первой группе встречается вытянутое положение костяка и восточная ориентация, отсутствующие во второй; в которой, в свою очередь в сравнительно небольшом количестве встречаются признаки, отсутствующие в первой - каменная забутовка, положение погребенного на боку, плоскодонная керамика. Очень интересно положение с ориентацией погребенных: в первой группе ориентация на юго-запад почти отсутствует, а во второй она становится преобладающей наряду с западной.

Наиболее реальными причинами отличий групп друг от друга представляются хронологические, либо этнографические. Для того, чтобы говорить о хронологических отличиях, необходимо выделить ранние и поздние признаки. До сих пор относительная датировка афанасьевских памятников Горного Алтая строилась на основании аналогий с близкими по времени, а, возможно, и по происхождению, культурами (древнеямная), но, как правило, с сопредельных либо удаленных территорий - от Прибайкалья до Нижнего Поднепровья [1; 2; 3; 17]. Проведенные за последние годы исследования памятников эпохи энеолита и бронзы в Горном Алтае дают возможность сравнить афанасьевскую культуру с культурами, близкими не только по времени, но и территориально.

Ранними признаками обычно считают погребения, совершенные вытянуто на спине, групповые и однополые захоронения, сильную окраску охрой, безинвентарные погребения, сосуды с высоким венчиком, ориентацию на В или СВ [2,c.19-20,23; 3,c.38-41; 7,c.53]. К поздним признакам относят погребения, совершенные на боку, снижение окраски охрой, плоскодонную керамику, иногда ориентацию на ЮЗ [1,c.58-59; 2,c.31; 3,c.41; 7,c.53]. Остальные признаки разделяются исследователями на ранние и поздние в зависимости от преобладания их в соответствующих группах.

На наш взгляд, группа "ранних" признаков выглядит довольно неоднозначно. Наличие групповых или однополых парных захоронений, конечно, можно считать архаичным признаком, но нельзя преувеличивать его значение при датировке частично раскопанных могильников, относящихся к одной культуре. Отсутствие подобных захоронений на не исследованном полностью могильнике не может свидетельствовать в пользу большей молодости памятника. Безинвентарные погребения характерны для многих культур разных эпох, в том числе и эпохи раннего железа, а погребения без инвентаря, совершенные вытянуто на спине и обильно окрашенные охрой, характерны для каракольской культуры, датируемой эпохой бронзы [18,c.57-59; 19,c.15,18-19; 20,c.80-84; 21,c.45-47]. Погребения из Арагола, Теньги-II и Карасу-II имеют большее сходство с каракольскими, нежели с афанасьевскими, хотя и не соответствуют первым полностью. Возможно, прав В.А.Могильников, датирующий могильники Теньга-II и Кара-Су-II эпохой бронзы [22,с.26]. Таким образом перечисленные признаки нельзя считать безусловно архаичными, а положение погребенного вытянуто на спине, скорее всего, не имеет отношения к традиционному комплексу афанасьевской культуры.

Термин "высокий венчик" требует специального уточнения. Высота афанасьевских венчиков из Горного Алтая колеблется от 0.5 до 5 см, а высота так называемых "высоких" венчиков из Нижнего Поволжья (Бережновка-I, к.5, п.22; Быково-II, к.2, п.3) немногим более 1 см [2,c.19; 23,c.72,рис.17-8; 24,c.174,рис.22-3]. Для древнеямной культуры Нижнего Поволжья подобные сосуды можно считать сосудами с высоким венчиком [25,рис.12-15], однако надежность их как датирующего признака проблематична не только из-за весьма относительного сходства с афанасьевскими сосудами, но и из-за того, что в последние годы их датировка и культурная принадлежность пересмотрены [26; 27].

Обильную или полную окраску охрой, вероятно, можно считать ранним признаком. Косвенным подтверждением этому являются данные по окраске погребенных в афанасьевских памятниках Минусинской котловины, считающихся более поздними по сравнению с горно-алтайскими [5,c.164], что подтверждается и радиоуглеродными датами [28,c.96; 29,c.62 и др.]. На могильниках Афанасьевский, Подсуханиха, Малые Копены-II, Красный Яр, Тепсей-VIII, Черновая-VI и других прослеживается тенденция снижения окраски погребенных охрой по сравнению с горно-алтайскими памятниками. В то же время для ранних памятников древнеямной культуры, с которой некоторые исследователи связывают происхождение афанасьевской [30,c.100], характерна обильная окраска охрой [25,c.45-54].

Фактически нет оснований считать архаичными признаками ориентацию умерших на В и СВ, особенно после раскопок могильников Бике-I и Бике-II, определенных авторами как позднеафанасьевские [6,c.57-63; 31,c.55-57].

Более надежными выглядят так называемые "поздние" признаки. Прежде всего это касается положения погребенного на боку. К аргументации С.В.Цыба [3,с.41] по данному поводу можно добавить, что в Минусинской котловине умерших хоронили на боку и скорченно на спине с приблизительно одинаковой частотой. Этот признак может быть этнографическим и хронологическим одновременно.

Мнения исследователей по поводу плоскодонной керамики расходятся. С.В.Киселев считал Куроту-II поздним памятником прежде всего из-за наличия плоскодонной керамики [1,c.58-59]. В то же время М.Д.Хлобыстина считает Куроту-II ранним памятником, хотя и отмечает неархаичный облик керамики [2,c.23]. Тот факт, что для памятников эпохи бронзы Горного Алтая характерна плоскодонная керамика (могильники Озерное [20,c.80], Улита [18,c.59], поселение Малый Дуган [32,c.74,78,81] и др.), наводит на мысль, что плоскодонная керамика у афанасьевцев - явление позднее. Это подтверждают и технологические исследования афанасьевской керамики, проведенные одним из авторов статьи. Плоскодонные сосуды составляют незначительный процент от общего количества афанасьевской посуды. С точки зрения изготовления плоского дна они составляют две группы. Для первой (Нижний Тюмечин-I, о.10,14) характерно зарождение подобной традиции. Сосуды еще недостаточно устойчивы, чувствуется некоторая неуверенность мастера. Сосуды второй группы (Ело-I, о.1 [9,рис.3-6]; Курота-II [1,табл.VI-18], Пещеркин Лог-I [33], Ело-Баши, о.5 [34,рис.,28]) изготовляли гончары, использовавшие не только другие технологические традиции, но и значительно более совершенные навыки, видимо, передававшиеся от поколения к поколению. Возможно, обе группы сосуществовали, но наличие разных технологических традиций, как правило, свидетельствует о неоднородности населения [35,c.58]. На наш взгляд, сосуды первой группы изготовлены афанасьевскими мастерами, вероятно, контактировавшими с носителями других технологических традиций, а сосуды второй группы - носителями других традиций, которые могли контактировать с афанасьевским населением. Небольшое количество плоскодонных сосудов у населения афанасьевской культуры, а также новые приемы в их изготовлении указывают на относительно позднее время их появления. Добавим, что для древнеямной культуры также отмечено появление плоскодонной керамики на поздних этапах [25,рис.13-15]. Все это позволяет считать наличие плоскодонной керамики поздним признаком.

Остальные признаки пока трудно определить как хронологические, что отмечалось и другими исследователями [6,c.86]. Вероятно, и надмогильная конструкция может быть чисто этнографическим признаком. В Минусинской котловине также известны сооружения обоих типов, однако, в отличие от Горного Алтая, преобладают ограды-стенки. Для древнеямной культуры надмогильные конструкции аналогичных типов (каменные заклады и ограды из вертикально поставленных плит) известны в Нижнем Поднепровье. Исследователи объясняют наличие разных традиций в их сооружении сложным этническим составом населения [36,c.344-347].

В целом мы считаем, что пока невозможно предложить полную схему относительной хронологии афанасьевских памятников, но в то же время нельзя не отметить некоторых тенденций. В группе эталонных оград-стенок нет ни одного объекта с поздними признаками, да и для группы оград-стенок в целом поздние признаки прослежены только у шестой части оград. В то же время к ней относятся могильники Бике-I,II, датируемые позднеафанасьевским временем [6,c.57-63; 31,c.55-57]. Для половины эталонных оград из вертикально поставленных плит, как и для многих объектов, не попавших в эталонную группу, характерно наличие поздних черт. Вероятнее всего обе традиции сооружения надмогильных конструкций являются отражением этнографических различий оставившего их населения, которые существовали длительное время, о чем свидетельствуют изменения в погребальном обряде и инвентаре. В то же время, если сравнить памятники, на которых произведены относительно массовые раскопки, наибольшее количество поздних признаков отмечено на могильнике Нижний Тюмечин-I, меньшее - на могильниках Кара-Коба-I, Усть-Куюмском, Курота-II. Почти нет их на могильнике Первый Межелик-I. Нет поздних признаков на могильниках Ело-Баши о.1,2,3,6 (о.4,5 относятся к другим цепочкам, а точнее могильникам) и Айрыдаш-I. Остальные памятники, на которых раскопано 1-3 объекта и на которых, например, есть плоскодонная керамика, можно отнести к поздним или к переходным от ранних к поздним.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. - М., 1951. - 642 с.
2. Хлобыстина М.Д. Древнейшие могильники Горного Алтая // Советская археология. - 1975. - N 1. - С.17-33.
3. Цыб С.В. Ранняя группа афанасьевских памятников и вопрос о происхождении афанасьевской культуры // Древняя история Алтая. - Барнаул, 1980. - С.38-51.
4. Цыб С.В. Афанасьевская культура Алтая: Автореферат дисс. канд. ист. наук. - Кемерово, 1984. - 19 с.
5. Цыб С.В. Относительная хронология погребальных памятников афанасьевской культуры Южной Сибири // Хронология и культурная принадлежность памятников каменного и бронзового веков Южной Сибири: Тез. докл. и сообщ. к научной конференции. - Барнаул, 1988. - С.162-164.
6. Кубарев В.Д., Киреев С.М., Черемисин Д.В. Курганы урочища Бике // Археологические исследования на Катуни. - Новосибирск, 1990. - С.43-95.
7. Степанова Н.Ф. К вопросу об относительной хронологии памятников афанасьевской культуры Горного Алтая // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников Южной Сибири: Тез. докл. и сообщ. к всесоюзной научной конференции. - Барнаул, 1991. - С.50-53.
8. Посредников В.А., Цыб С.В. Афанасьевский могильник Нижний Тюмечин-I // Вопросы археологии Алтая и Западной Сибири эпохи металла. - Барнаул, 1992. - С.4-10, 156-160.
9. Кирюшин Ю.Ф., Посредников В.А., Фирсов Л.В. Абсолютный возраст некоторых памятников неолита и бронзы Западной Сибири // Проблемы Западно-Сибирской археологии: Эпоха камня и бронзы. - Новосибирск, 1981. - С.28-32.
10. Владимиров В.Н., Степанова Н.Ф. О типологии афанасьевских погребений Алтая // Охрана и изучение культурного наследия Алтая: (Тезисы научно-практической конференции). - Часть I. - Барнаул, 1993. - С.84-86.
11. Vladimirov V.N. New Information Technologies in Historical Research and Education: The Siberian Experience // History and Computing in Eastern Europe. - St.Katharinen, 1993. - P.31-38.
12. Казаков А.А. Новые материалы афанасьевской культуры со Средней Катуни // Проблемы сохранения, использования и изучения памятников археологии: Материалы конференции. - Горно-Алтайск, 1992. - С.33-34.
13. Архив ЛОИА. - Ф.42. - Д.92. - N 109.
14. Суразаков А.С. Афанасьевские памятники Горного Алтая // Проблемы истории Горного Алтая. - Горно-Алтайск, 1987. - С.3-22.
15. Белова Е., Бородкин Л. QDC: программа классификации неколичественных данных с учетом экспертного знания // Информационный бюллетень комиссии по применению количественных методов и ЭВМ в исторических исследованиях при отделении истории РАН и ассоциации "История и компьютер". - 1993. - N8, март. - С.60-62.
16. Belova E.B., Lazarev V.V. Software for Historical Research. Specifics of Behaviour and Interface // The Art of Communication: VIII International AHC-Conference. Graz, Austria, August 24-27, 1993. - Vienna, 1993. - P.97-100.
17. Руденко С.И. Погребение человека каменного века в Восточном Алтае // Природа. - 1926. - N 5-6. - С.108-109.
18. Мамадаков Ю.Т., Цыб С.В. К вопросу о периодизации бронзового века Центрального Алтая // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников Южной Сибири: Тез. докл. к всесоюзной научной конференции. - Барнаул, 1991. - С.57-59.
19. Кубарев В.Д. Древние росписи Каракола. - Новосибирск, 1988. - 172 с.
20. Погожева А.П., Кадиков Б.Х. Могильник эпохи бронзы у поселка Озерное на Алтае // Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока. - Новосибирск, 1979. - С.80-84.
21. Кубарев В.Д., Ларин О.В., Суразаков А.С. Новый памятник каракольской культуры в с.Беш-Озек // Проблемы сохранения, использования и изучения памятников археологии: Материалы конференции. - Горно-Алтайск, 1992. - С.45-47.
22. Могильников В.А. Некоторые памятники эпохи раннего металла из Центрального Алтая // Проблемы истории Горного Алтая. - Горно-Алтайск, 1987. - С.3-22.
23. Синицын И.В. Археологические исследования Заволжского отряда // МИА. - N 60. - Т.1. - С.178-181.
24. Смирнов К.Ф. Быковские курганы // МИА. - N 78. - С.169-237.
25. Мерперт Н.Я. Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья. - М., 1974. - 167 с.
26. Васильев И.Б., Габяшев Р.С. Взаимоотношения энеолитических культур степного, лесостепного и лесного Поволжья и Прикамья // Волго-Уральская степь и лесостепь в эпоху раннего металла. - Куйбышев, - С.3-23.
27. Васильев И.Б. Энеолит Поволжья. Степь и лесостепь. - куйбышев, 1981. - 129 с.
28. Ермолова Н.М., Марков Ю.Н. Датирование археологических образцов из могильников эпохи бронзы Южной Сибири // Древние культуры евразийских степей. - Л., 1983. - С.95-98.
29. Вадецкая Э.Б. Афанасьевский могильник Красный Яр // Проблемы Западно-Сибирской археологии: Эпоха камня и бронзы. - Новосибирск, 1981. - С.33-62.
30. Вадецкая Э.Б. Гипотеза происхождения афанасьевской культуры // Особенности естественно-географической среды и исторические процессы в Западной Сибири. - Томск, 1979. - С.98-100.
31. Черемисин Д.В., Слюсаренко И.Ю. Раскопки на могильнике Бике в 1990 году // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников Южной Сибири: Тез. докл. к Всесоюзной научной конференции. - Барнаул, 1991. - С.55-57.
32. Степанова Н.Ф. Поселение Малый Дуган - памятник эпохи бронзы Горного Алтая // Археология и этнография Южной Сибири. - Барнаул, 1990. - С.73-86.
33. Деревянко А.П., Молодин В.И., Маркин С.В. Археологические исследования на Алтае в 1986 г. (предварительные итоги советско-японской экспедиции): Препринт. - Новосибирск, 1987. - 76 с.
34. Вадецкая Э.Б. Сибирские курильницы // КСИА. - Вып.185. - М.,1986. - С.50-59.
35. Бобринский А.А. Гончарная технология как источник информации о процессах смешения древнего населения // Тез. докл. советской делегации на IV международном конгрессе славянской археологии. София, сентябрь 1980. - М., 1980. - С.57-59.
36. Археология Украинской ССР. - Т.1. - Киев, 1985. - 567 с.



Из истории кафедры | Состав кафедры | Компьютерный класс | Учебно-методическая работа | Научная работа